08.10.2019

В КНИГАХ О ТОРОПЕЦКОЙ ЗЕМЛЕ

Краеведческий стаж Юрия Григорьевича Попова составляет 55 лет, в 1994-2003 годах он жил в деревне Блазново Торопецкого района. Более двадцати его книг посвящены истории торопецкого края. Недавно увидела свет новая книга краеведа Ю. Г. Попова «Адмирал Кушелев, барон Гейкинг, министр Игнатьев и другие хозяева имения Краснополец».
Сегодня публикуется (в сокращении) один из очерков, вошедших в эту книгу.

На графских развалинах

Не раз пытался пройти по исчезнувшим следам торопецкой летописи. Откровенно скажу: не получилось. С почтительной печалью осматривал следы прошлого, но золотая пыль веков давно унесена дождями и ветром. Остались только ломкие страницы царских бумаг, разбросанные вечным временем по архивохранилищам, рукописям и фундаментальным библиотекам.
Еще в прошлом веке появился в моей специальной папке Краснополец, полный загадок и разнообразных домыслов. Заглянул я для начала в «Толковый словарь живого великорусского языка» Владимира Даля издания 1882 г. Понятие «красный» характеризует игру разных оттенков: алого, малинового, огневого и т. д. Оно употребляется и в превосходной степени: красивый, лучший. «Поле» – простор за селом, но и пашня, и нива, засеянная хлебом.
Вот и получается, что Краснополец – это красивое место, относительно ровное и привлекательное для сельскохозяйственных занятий. В иных источниках название зафиксировано как Краснопольцы или Красное Поле, а по речке, на которой стоит, известно как Овсяково. Краснополец часто вспоминают с соседним Захоломьем, по краеведческим изысканиям Захоломье могли основать выходцы с российского севера. Из Новгородского княжества они зашли за Холм.
Однажды мы с Ниной Алексеевной Беляевой, главой администрации Краснополецкого сельского округа, выехали из Захоломья, отмечая скопление непаханых полей и некошеных прогалин... Не верилось, что некогда здесь красовались дивные участки с обилием алых маков. Существует присказка – придумка, что сама великая Екатерина II, объезжая окончательно закреплённые за Россией границы, воскликнула:
- Ну что за прелесть это Красное поле!
Отсюда-то якобы и пошло название населённого пункта Краснополец, заменившее прежнюю деревеньку Овсяково... Так родилась первая тайна, прозвучал голос из мира, давно канувшего. Однако у дивной фантазии оказалась крепкая историческая поддержка. Государыня Екатерина II, действительно, пребывала на Псковщине в 1780, 1784 и 1787 гг. Причём её второе путешествие пришлось на Холмский уезд, не затронув, впрочем, Краснопольца.
Приступим к другим загадкам противоречивого характера. Газета «Псковский набат» иногда допускала на свои страницы деяния прежних поколений.
«При Екатерине II в местечке Краснополец было построено громадное имение наподобие Гатчинского дворца в сто комнат, подаренное фавориту Алексею Орлову. Внутренности и внешний вид дома поражают своей красотой. Почти во всех комнатах вырезные и мраморные стены и колонны. Есть предание, что во время строительства кирпич делали за 15 вёрст, передавая его из рук в руки. Есть подвалы и тюрьмы, где истязали крепостных. Что же теперь? Холмское уездное земельное управление забрало дворец. Рамы растащили, печи и стены рушатся. Хотели сделать Нардом, но управление не согласилось, а дом всё разрушается и разрушается...».
Здесь явная ошибка. Фаворитом Екатерины II был брат Алексея – Григорий.
Екатерина II считается просвещенной российской правительницей, а граф Алексей Орлов-Чесменский (1737-1808), действительно, был приближен к царскому трону, отличился в морских сражениях. При Павле I удалился за границу. Граф Орлов вполне мог быть хозяином Краснопольца. Я эту версию не отвергаю.
Но бытует и иная информация. Учёный из Новгорода В. В. Котов уверен, что дворец своим рождением обязан адмиралу графу Г. Г. Кушелеву:
«В 1797 году за сочинение «Рассуждение о морских сигналах» ему было пожаловано 5 тыс. рублей. Годом раньше пожалована земля, на которой он построил в Краснопольцах дворец».
До В. В. Котова, ещё в сороковые-пятидесятые годы авторитетнейший знаток торопецкой старины Д. К. Кунстман в дошедших до меня его личных бумагах указал:
«Павлом I адмиралу графу Кушелеву было пожаловано 14 тысяч десятин земли и один миллион рублей на строительство дворца в Краснопольце».
Огромные разночтения в названных суммах не позволяют определить истину. Пять тысяч – это явно мало, а миллион – слишком много.
За историю таинственного сооружения брался Константин Алексеевич Иеропольский (1887-1938), член правления Псковского общества краеведения, член-корреспондент Центрального бюро краеведения, историк литературы и фольклорист.
«Псковский набат» публикует яркую заметку К. А. Иеропольского – «Графщина».
«В полусотне вёрст от Холма и Торопца, в глуши, среди невысоких холмов, покрытых лесом, живописно расположено местечко Краснополец. Аллеи ветхих берёз тянутся по сторонам дороги. Мощённая улица. Направо унылый, посеревший от времени, обшарпанный, с выбитыми стёклами и сияющими провалами в крыше дом, за которым тянется громадный парк. Налево – голубой пруд, широкий, как озеро, с островами и могучими липами. Краснополец – вотчина светлейшего князя и канцлера Кушелева-Безбородко, крупнейшего дипломата и богача времён Екатерины II и Павла I. Нам неизвестно, посещал ли граф усадьбу, но такая молва есть. Владения Кушелева-Безбородко тянулись на десятки вёрст, и даже теперь многие деревни славят «как графские». Сам дворец построен по образцу Таврического, на 140 комнат, со сторожевыми львами у парадного подъезда. Крестьяне вырыли и пруд на две версты и окружности. Часть земли оставлена под острова, а потом засаживалась».
Где почерпнул мэтр отечественного краеведения подобные сведения?
Вероятно, просто пользовался слухами от местных корреспондентов. Обратившись к невидимой, почти неосязаемой старине, автор допустил ряд просто непростительных ошибок. Во-первых, фамилия Кушелев-Безбородко появилась только и 1816 г. по указу от 6 апреля, когда Александр Григорьевич Кушелев принял имя и герб графов Безбородко. Во-вторых, никто из Кушелевых-Безбородко канцлером не был. Титул канцлера достался Александру Андреевичу Безбородко (1747-1799), человеку тонкого ума и превосходному дипломату. В-третьих, почему-то Гатчинский дворец стал Таврическим.
Удивительно рассудительным знатоком местной старины был генерал A. Н. Куропаткин. 12 февраля 1910 года в своем имении Шешурино он завершил работу над книгой «Русская армия». Труд сугубо военный, но автор находит место и крестьянам Холмского уезда, осевшим в селах Наговье, Матенец, Бологое, Краснополец. Разбирает состав населения, его образование, способность к труду, житейские склонности. Удивляется, что в школах не занимаются родиноведением. В Наговье дети не знали, как можно отсюда по тихим водным излучинам попасть в Санкт-Петербург. Вспоминает он и обширное имение «Краснополец, бывшее графа Кушелева-Безбородко, с домом-дворцом Растрелли».
В последней строчке чувствуется таинство еще не проросшего зернышка. Зодчий Варфоломей Варфоломеевич Растрелли (1700-1771), итальянец по национальности в ореоле славы блестящего архитектора, представитель «елизаветинского барокко». По его проекту построены Екатериненский дворец в Петергофе, Смольный монастырь, Эрмитаж. Большой дворец в Царском селе и т. д. Но нам полезно знать: имел ли он какое-либо отношение к Краснополецкому дворянскому замку?
Обратимся внимательно еще раз к архитектурным памятникам великого мастера. Оказывается, что зодчий составил опись всех своих творений. Граф Франсуа де Растрелли, как он подписал перечень своих 75 объектов, связан, кроме Санкт-Петербурга и его пригородов, с Москвой, Киевом, Митавой. Выполнял заказы таких именитых вельмож, как Воронцовы, Хованские, Голицины, Чоглоковы и другие. А вот с Псковской губернией, где находился Краснополец, Растрелли никаких связей не имел.
Версия об его участии в создании дворцового комплекса отпадает. Таким образом, ударной концовки, последней точки в выявлении настоящего имени архитектора Краснополецкого чуда пока нет.
18 декабря 1924 г. в Холме организовали уездное общество краеведов. Энтузиасты приступили к изучению исторических фактов из жизни Краснопольца и семьи Кушелевых-Безбородко. Стали хлопотать о сохранении дворцового комплекса как оригинального памятника архитектуры, объявлении его памятником старины. Краеведы скопировали и послали в Главнауку через Псковский губернский отдел народного образования кипу листов. Материалы о задумках можно обнаружить в сборниках «Познай свой край», выпуски 2 и 3 за 1925 и 1927 гг., изданные в Пскове.
Из дошедших до нас документов ясно, что Холмским властям дворянское наследие удержать было не под силу. Строения ветшали и разворовывались. Охрана отсутствовала. 25 июня 1925 года из уисполкома в адрес краеведов сообщили:
«Имея ввиду, что бывший старинный помещичий дворец в Краснопольце имеет внутри отделку художественной исторической ценности, но в силу отсутствия местных средств не реконструируется и приходит в разрушение, рекомендовать обществу краеведов возбудить вопрос перед губернским обществом краеведения о взятии дворца в свое ведение в целях сохранения его как крупного памятника старины, имеющего ценное художественное значение».
Холмские краеведы-мечтатели чутко отреагировали. Решили весь Краснополец объявить памятником старины, а не только дворец в 120 комнат. Разослали и предложения по охране. Ожидаемого эффекта не последовало. Скоро пришла коллективизация. Строения отошли новым хозяевам и стали исчезать. В 1936 году взялись за дворец. Его разобрали на кирпичи. Из них в Плоскоши появилось здание райкома партии.

Поделиться:

Для того чтобы добавить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

Возврат к списку