24.03.2021

Пётр Первый в доме на Никольской-Луговой

Есть люди, которые постоянно притягивают к себе мифы. Один из них - русский царь Пётр Первый, посещавший Торопец дважды. Когда он набирался в Европе ума (шёл 1698 год), в Вене получил известие о мятеже в родном государстве. Быстро устремился в Москву через Польшу и Торопец. Где находилось в тот момент местное градоначальство, неизвестно. Летописец П. Находкин уверяет, что при въезде в город молодого царя встретил «у старых кузниц» торопецкий купец Фёдор Туфанов и пригласил в свой дом. Приём был устроен великолепный. За такое уважение, якобы, Его величество повелел освободить купца «от розысков, по некоторому на него от сотоварища его показанию». Донос был серьёзным, и им занимался уже в Москве сыскной Преображенский приказ.
В другой раз царь Пётр Алексеевич 17 марта 1706 года «проезжал нечаянно паки чрез Торопец». До этого посетил церковь в Бенцах, где отслужили божественную литургию. В Торопец въехал царь чрез Егорьевские ворота. Встретило его множество людей и с несказанной радостью. Царь повелел остановиться против соборной Богородицкой церкви. Здесь высокого гостя ожидал архимандрит Небина монастыря Герман со всем городским священством. За царём и его свитой в церковь вступили горожане. Из-за многолюдности и тесноты Его Величество стоял вместе с певчими на правом клиросе.
По окончании молебна царь обедал в воеводском доме у коменданта Алексеева. После объезжал город, оценил военные укрепления и их переустройство на современный лад. Не отказался государь откушать в доме бургомистра Гаврилы Туфанова, потчевавшего царскую свиту водкою и пивом. Когда по угощении выступил он из покоев, то архимандрит Герман поднёс на дворе образок Пресвятой Богородицы Корсунской. У ворот какая-то старуха, купеческая вдова, упала в ноги, прося защиты.
Если верить П. П. Находкину, то, по его сведениям, дом, где принимали царя, находился на Никольской-Луговой улице. «Пиво, - уверяет Находкин, - так полюбилось Петру, что он велел нацедить бочонок и взял его с собою». В доме Туфанова царь расспрашивал про торговлю местных купцов с немцами, англичанами, голландцами. Увидев жену бургомистра, одетую по этикету на немецкий фасон, государь долго смеялся. Платье на бургомистрше сидело отвратительно. Пётр дозволил смущённой хозяйке быть в нормальной одежде торопецкого покроя.
Купечество торопецкое в грязь лицом не ударило. Выставило свой подарок – 300 рублей на серебряном блюдце. Царь был милостив и подношение принял, отбыв вскорости в Великие Луки. По дороге вздумалось узнать, как живёт простой народ. Зашли в крестьянскую избу, не представившись. Хозяйка спросила царя, кто он такой и куда едет? Пётр ответил, что желает поступить на царскую службу и едет к государю. Простодушная женщина посоветовала ему этого не делать, ибо «царь ноне злой». Пётр подарил хозяйке несколько монет, поблагодарив за совет.
С дороги Пётр прислал в Торопец графа Плещеева. Тот явился на старый рынок, встал на высокий камень и с него возвестил о царском благоволении. Одновременно был арестован по многочисленным жалобам комендант Торопца Алексеев, который скоро внезапно скончался. Тут следует отметить, что никто своевременно не фиксировал детали царского прибытия в Торопец. Они были собраны позднее, так что некие элементы фантазии в них, бесспорно, присутствуют.
Вообще Пётр Первый для торопчан оказался добрым государем. С его воцарением торопецкая торговля быстро поправилась и окрепла. Бойкие торопецкие купцы дома жили мало, разъезжая по ярмаркам Германии и Польши. Государь наградил самых удачливых, но и заставил наравне с иностранными купцами платить пошлину.
Составители торопецких рукописей указывают, что в царствование Елисаветы Петровны и Екатерины Второй Торопец находился в блестящей поре своего развития, пользовался милостями императриц. Но ни одна их них не удостоила своим вниманием древний город на реке Торопе. А вот император Александр Первый 18 августа 1824 года подъехал к Торопцу. Его ожидали и разработали церемонию встречи. Едва царский кортеж подъехал к шлагбауму, с Покровско-Никольской колокольни был сделан сигнал. Во всех церквях забили колокола, внутри зажгли свечи. Первая остановка была сделана у Казанской церкви. Император вышел из экипажа и приложился к кресту. Затем Александр отдыхал в доме купца Поджарова.
На следующий день государь без свиты гулял среди многочисленной публики. В Свято-Троицком Небином монастыре его принял игумен Иоанн. В Воскресенской и Богоявленской церквях государь приложился к святым образам. Тихими шагами подошёл к Корсуно-Богородицкому собору, где у главного входа его ожидали протоиерей П. М. Константиновский с братиею и крестом. В соборе в честь царя были пропеты «Многие лета!» Он обошёл собор, прикладываясь к святым иконам. Священнослужители преподнесли ему миниатюрную копию Корсунской иконы Божией Матери и священноисторический свиток. Городские власти приветствовали императора хлебом и солью на серебряном блюдце. Царь принял всё с благодарностью, повелев блюдо передать в дар церкви, а все остальные подношения отнести на квартиру. Из собора вышел через северные ворота к собравшейся толпе, многие плакали.
Александр Первый отбыл из Торопца под колокольный звон и крики «ура». Простились с повелителем у городской черты, за шлагбаумом. Воодушевленные приятной встречей торопчане вернулись в Корсуно-Богородицкий собор, где прозвучала божественная литургия.
Другая эпоха, далёкие дни. В них спрятано много забытого. В том числе и «царские страницы», которыми давно перестали интересоваться.

Поделиться:

Для того чтобы добавить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

Возврат к списку