03.07.2018

МАЛОИЗВЕСТНЫЕ СТРАНИЦЫ ЖИЗНИ А. Н. КУРОПАТКИНА В ШЕШУРИНО

После кончины Алексея Николаевича Куропаткина 16 января 1925 г. его имя в России стало предаваться забвению. Многие годы прошлого столетия большой фонд генерал-адьютанта А. Н. Куропаткина в Российском Государственном Военно-историческом Архиве (РГВИЛ) оставался почти невостребованным. Человек, который отдал более 60 лет служению Российской империи, боевой офицер, участвовавший во всех войнах своего времени, который на своей малой родине озаботился строительством для крестьян Наговской волости Холмского уезда больничного комплекса, сельскохозяйственной школы, почтового отделения, открытием музея в Холме и библиотеки в Шешурино, был назван «царским сатрапом». Его имение в с. Шешурино и могила пришли в запустение и упадок.
Просветительская и краеведческая деятельность генерала и eго труды по «родиноведению» известны узкому кругу специалистов, которые всегда признавали важность «куропаткинской тематики» в деле познания и осмысления исторических, политических и экономических сторон жизни Холмского и Торопецкого уездов, некогда колыбели русского дворянства, давшей России многих видных представителей.
Большая часть работ по военной истории, географии, экономике и сельскому хозяйству, включая и воспоминания, была написана генералом в периоды его жизни в Шешурино. 12 февраля 1910 г. Алексей Николаевич закончил в своем имении труд «Русская армия», в котором изложил взгляды на прошлое и будущее русской армии и сделал вывод, что ее величие и сила находились в полной зависимости от внутреннего развития России. Поскольку основу армии составляли крестьяне, нужны были меры по укреплению материальных, физических и духовных сил народа. Опираясь на личные наблюдения жизни и быта крестьян Тверского и Холмского уездов Псковской губернии (сегодня – Тверская область), генерал решил внедрить и осуществить необходимые меры по его переустройству в отдельно взятой Наговской волости.
ОСНОВАТЕЛЬ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННОЙ ШКОЛЫ. Псковские земли относились к зонам рискованного ведения сельского хозяйства, о чем А. Н. Куропаткин знал из личного опыта. Бедные подзолистые почвы, неудобицы, овраги, грозные явления природы сводили на нет усилия земледельцев. Так, летом 1908 г. дожди шли беспрерывно. Реки Ловать, Кунья и Сережа обратились в коварные потоки. Два моста смыты целиком. Восемь основательно повреждены. Немногочисленные хлебные поля, расположенные по склонам, оказались в низинах. Реки разрушили мельницы, повредили плотины, унесли вниз по течению целые деревни. Из-за нехватки фуража скот отдавали за бесценок. Свирепствовал ящур. Повсеместно отмечались также несвоевременные заморозки.
Уездные и губернские газеты были переполнены объявлениями о продаже земельных наделов. Покупателей не находилось. Из дворянских имений держались те, чьи владельцы имели накопленные за годы государственной службы средства. Они вкладывали их для поддержания хозяйств. Сельскохозяйственный кризис привёл А. Н. Куропаткина к идее создания специализированного учебного учреждения – «Наговской низшей сельскохозяйственной школы первого разряда», в дальнейшем, имени генерал-адъютанта А. Н. Куропаткина. Предстояло доказать преимущество перехода на хуторное ведение хозяйства, освоив научные агрономические мероприятия, и обратиться к опыту наиболее развитых сельскохозяйственных регионов России.
Осуществление замысла потребовало сил и средств. В июне 1907 г. от имени своей матери Куропаткиной (ур. Арбузова) и себя генерал составил докладную записку на имя председателя Холмской земской управы Ивана Петровича Калитина, родственнику генерала по линии матери. Для образования школы Куропаткины были готовы передать 27 десятин земли. Зимой 1908 г. был оформлен дарственный договор. Государственная поддержка была оказана через Департамент Земледелия, который выделил 61 десятину лесной дачи. Департамент поставил свои условия: лес идёт только на нужды школы, где в течение 5 лет заводится образцовое культурное хозяйство. В противном случае должно было возвратить в казну стоимость строевого леса. К участку школы примыкал Никольский хутор дворянки А. Л. Подерни площадью в 66 десятин. Помещица уступила землю по цене 150 рублей за десятину.
Холмское земство и дворянство при участии А.Н. Куропаткина не единожды обсуждали проблему создания сельскохозяйственной школы. Продажа казённого леса дала средства на строительство зданий и приобретение сельхозинвентаря.
Заведующим школой был назначен «учёный-специалист» И. В. Мадзверист, законоучителем – священник местного погоста П. А. Пятницкий. И. В. Мадзверист предполагал сделать школу образцовой в течение 5-10 лет. Выпускники заведения должны были стать пропагандистами новых, высокоэффективных методов ведения сельского хозяйства.
Продолжительность обучения в школе составляла 3 года «в единении теории и практики». Все виды сельскохозяйственных работ выполнились учениками. Изучались общеобразовательные предметы, eстественные науки и сельское хозяйство с приоритетами в сторону землемерного дела, земледелия и скотоводства. Отдельные курсы посвятились столярному ремеслу и устройству крестьянского быта.
Наговская сельскохозяйственная школа была открыта в сентябре 1908 г. На первом курсе обучалось 14 человек в возрасте от 16 до 22 лет. Это были дети дворян, мещан и крестьян, ранее закончившие городские училища или школы министерства народного просвещения. Первый выпуск состоялся 31 августа 1911 г. Педагогический совет аттестовал 11 учеников. Шестерых, наиболее способных из них, А. Н. Куропаткин отправил на курсы повышения квалификации при департаменте земледелия со стипендией 50 рублей в месяц. И в том же 1911 г. было принято 26 учеников, из них 14 русских. Желающих было намного больше. Через Земство А.Н. Куропаткин добился увеличения бюджета на 1800 рублей.
Сохранились имена первых выпускников. Шестеро, что прошли дополнительное обучение, с июня 1912 г. трудоустроились следующим образом: И. Калитин и Г. Воробьёв как животноводы, А. Худяков и Н. Замыслов как льноводы, М. Афанасьев – в пчеловодстве, И. Филиппов – по культуре болот и луговодству.
Постепенно Наговская школа приобретала авторитет. Под председательством А. Н. Куропаткина 6-7 ноября 1911 г. здесь прошло совещание по теме как сделать доходным скотоводство в местных условиях. Были приглашены: инструктор по скотоводству, ветеринарный врач, агрономы, земские гласные, сельские хозяева. Участники совещания отметили, что в крупных и мелких хозяйствах разводить скот было убыточно. В средних, где стадо крупного рогатого скота достигало 10-15 голов, имелся положительный эффект. В числе причин неудачного хозяйствования названы: ограниченность площадей под луг и выгоны, отсутствие травосеяния и посадок корнеплодов, недоверие к минеральным удобрениям, малая молочность и жирность скота, отсутствие рынков сбыта мясомолочной продукции и недостаток специалистов. Доходность регламентировалась привлечением знатоков своего дела, улучшением лугов, введением севооборота, приобретением породистого скота с большей жирностью молока. Земство должно взять на себя строительство маслозаводов и контор по сбыту самой разнообразной животноводческой продукции. Затрагивались проблемы, сохраняющие актуальность и в наши дни.
Участники совещания ознакомились с «улучшенными способами ведения сельского хозяйства» в Наговской школе и личном хозяйстве генерала. По итогам в г. Холме прошло внеочередное земское собрание. Рекомендации совещания были одобрены, и агрономам школы им А. Н. Куропаткина было разрешено «заведовать небольшим хуторским участком в целях сближения с населением» и выдавать им «разъездные суммы для поездок по уездам». А. Н. Куропаткин работал над увеличением денежных средств на содержание школы. Бюджет 1912 г. был определен в 6836 руб. Из них от Департамента Земледелия поступило 2200 руб., а от губернского и уездного ведомств 3600 руб. Сумму в 1036 руб. генерал доплачивал из своих личных сбережений.
А. Н. Куропаткин несколько раз избирался почетным председателем комитетов по устройству сельскохозяйственных выставок в г. Холм. Эти выставки, как и создание школы, – звенья одной цепи просветительской деятельности генерала, и открылись они в один и тот же месяц и год. На выставках практиковалось устройство отделов полеводства, скотоводства коневодства, молочного хозяйства, птицеводства, садоводства и огородничества, пчеловодства, охоты, кустарных промыслов. Лауреаты награждались золотыми, серебряными и бронзовыми медалями Главного управления землеустройства и земледелия, Московского общества сельского хозяйства, Санкт-Петербургского собрания сельских хозяев, Псковского и Холмского обществ сельских хозяев. Вход на выставку был платным. В 1909 г. в первый день пришло 900 человек, во второй – 400. На третий день вход был бесплатным для всех желающих. Каждый посетитель мог обратиться в оргкомитет и высказать свое мнение по поводу выставленных экспонатов. Экспертная комиссия подводила итоги, награды вручались на торжественном закрытии выставки, и обязательно присутствовал А. Н. Куропаткин.
Остались имена лауреатов, среди которых были и родственники генерала, – Р. Х. Пурвин – шведский овес, Н. В. Арбузов – трехлетняя культура ржи, К. И. Зеленой – культура хлебов, А. И. Борисенко – овес «Шатиловский» и овес «Золотой дождь», братья Карклинь – рожь «Ивановская», М. Л. Баневич – корова айрширской породы, П. А. Краус – бык ярославской породы, Ю. Омелько – масло, А. Р. Земляков, И. И. Кукин – фрукты, Н. А. Бауэр – мед, М. И. Михайлова – образцы холстов и т. д. Лауреатом был и Воронцовский женский монастырь.
В 1910 г. Наговская сельскохозяйственная школа получила три награды: золотую медаль Холмского общества сельских хозяев за образцовую культуру разных овощей и две серебряные (от того же общества) за опыты с минеральными удобрениями под картофель и за элитную телку по кличке «Красавица».
Благоустроительная деятельность генерала коснулась и озера Говья. При сельскохозяйственной школе он открыл «рыборазводный завод» как наглядное пособие по рыбоводству и рыболовству. Уже в 1911 г. из икры было выведено полмиллиона мальков сига, а в 1912 г. было получено от Юрьевского казенного завода четыреста тысяч икринок сига. Также достали сто тысяч икринок ряпушки. Из Жижецкого озера завезли судака. А. Н. Куропаткин составил план зарыбления ряда озер. На рыбоводство Департамент Земледелия выделял ежегодно по шестьсот рублей.
Школа, расположенная на границе Холмского и Торопецкого уездов, стала и своеобразным центром культуры. Сохранились свидетельства современников. Корреспондент псковской газеты Мануйлов сообщал: «19 февраля в день 50-летия освобождения крестьян от крепостной зависимости в Наговской сельскохозяйственной школе им. генерал-адьютанта А. Н. Куропаткина состоялся литературно-музыкальный вечер. Вечер начался в 6 часов чтением управляющего школой В. Ю. Сиверского, в котором он ознакомил присутствующих со старинным бытом крестьян и историческим ходом событий, предшествующих великой реформе. Хор учеников под аккомпанемент балалаечников исполнил народный гимн. Затем учениками школы дружно и старательно выполнена литературно-музыкальная программа из четырех отделений. Постановка сцен из «Бориса Годунова» (сцены «В келье Пимена» и «Корчма на литовской границе») и «Бежина луга», декламация, пение, игра балалаечников были проведены безукоризненно. По окончании номеров программы следовали танцы, продолжавшиеся очень оживленно до трех часов ночи. Присутствующим были предложены: чай, холодный ужин, сладости. Всего было 400 человек: учителя и учительницы земских, церковно-приходских школ, местные помещики, много окрестных крестьян, крестьянок, как родственников учеников школы, так и посторонних. На вечере были почетный попечитель школы А. Н. Куропаткин с сыном, уездный предводитель дворянства князь К. М. Шаховской с супругой и член земской управы И. П. Калитин.
Обратимся к событиям 26 августа 1912 г. По всей России торжественно отмечалось столетие Бородинского сражения. В церквях звучали молебны и панихиды в честь воинов. Священники раздавали популярные брошюры с картинками, отражающими историю Отечественной войны 1812 г. В Наговской школе также к вечеру собрались представители различных социальных слоев. Лекцию-очерк об Отечественной войне 1812 г. прочел В. Ю. Сиверский. Хор учеников традиционно исполнил народный гимн. Учащиеся показали спектакль на тему действий «крестьянских партизан» в тылу врага. Были танцы и угощения, на что А. Н. Куропаткин передал администрации сто рублей.
С началом первой мировой войны последовал отток из школ преподавателей и учащихся, появились трудности с финансированием. Положение в Наговской школе усугубилось отъездом в 1916 г. на военную службу ее попечителя А. Н. Куропаткина. В конце 1917 г. занятия в школе были прекращены.
Холмский уездный исполком, однако, решил восстановить Наговскую сельскохозяйственную школу, но без А. Н. Куропаткина обойтись не смогли. 23 июля 1918 г. его пригласили в г. Холм: «Нам дорог Ваш голос, как опытного педагога». Генерал ответил, что готов действовать незамедлительно. Отсутствие средств задерживало возрождение учебного заведения, и его новое становление проходило с трудом. А. Н. Куропаткин был настроен оптимистично, подкрепляя свои слова деловыми расчетами: «Могу помочь, как консультант в разработке новых оснований переустройства Наговской сельскохозяйственной школы, так и в проведении новых оснований в жизнь». Он составил план ремонта всего комплекса зданий: требовалось обновление главного школьного корпуса и дома для преподавателей. Капитальному ремонту подлежали крыши и печи. Предстояло восстановить скотный двор и собрать заново молочное стадо; немедленной работы ждала запущенная земля на школьном огородном участке и подготовка ее под посадки картофеля, капусты и свеклы.
Директор школы Ф. В. Лобов принял А. Н. Куропаткина на работу в качестве консультанта 21 мая 1919 г. Предварительно это решение одобрил Псковский губернский земельный отдел, однако любое действие генерала, каждый его шаг были под контролем. Проблемой для него был выезд из своего имения Шешурино. Приобрести железнодорожный билет от станции г. Торопец можно было только с разрешения Холмского исполкома по предъявлении сопроводительного письма, как, например, от 18 июня 1919 г.: «Дано сие консультанту по устройству и организации Наговской сельскохозяйственной школы А.Н. Куропаткину, откомандированному в город Великие Луки по условиям службы, касающейся Наговской сельхозшколы. Зав. школой Ф. Лобов. Делопроизводитель В. Беляев».
По решению Совнаркома 19 февраля 1920 г. школьные сельскохозяйственные заведения из Наркомзема были переданы в Народный комиссариат просвещения.
А. Н. Куропаткин был вызван в г. Псков. Ему поручили осуществить процесс перехода школы в новые структуры и помочь возобновить занятия. Губернские власти планировали на базе школы создать Наговский сельскохозяйственный техникум, на что у них были веские основания: только в Холмском уезде 24 бывших выпускника школы занимали ответственные должности землеустроителей, агрономов и признавались высококлассными специалистами, что подтверждалось данными сопроводительной справки от 6 ноября 1921 г.
С января 1922 г. стал действовать Наговский сельхозтехникум. Он «унаследовал» учебное здание, дом для служащих и мастерскую со скотным двором. Перед А.Н. Куропаткиным встали проблемы: необходимы одежда, обувь и учебные пособия, требовались дрова, телеги и упряжь, 3 ящика стекол, 15 топоров, 5 пил и земельные орудия; из Бологово техникуму отошел «племенной рассадник» из 10 быков и 5 лошадей, не обеспеченных кормами. Техникуму «нарезали» 143 десятины земли. Из них 117 десятин ранее принадлежали генералу…
А. Н. Куропаткин считал, что на первый курс следовало принять не более 20 человек. Первый экзамен состоялся 5 ноября 1921 г. В приемную комиссию ввели генерала. Явилось 6 человек; экзамен выдержало двое. Со временем число студентов было доведено до 17 человек. А.Н. Куропаткина утвердили членом педагогического совета; он стал преподавать курс экономической географии. В техникуме проходили также русский язык, алгебру, геометрию, физику, химию. Из специальных предметов изучали животноводство, растениеводство, черчение, земледелие и машиноведение.
Экономическое положение Псковской губернии сдерживало нормальную работу техникума. Холмский уездный продовольственный комитет стал отказывать в поставке необходимых товаров и продуктов питания. Техникуму было предложено перейти на самообеспечение, А. Н. Куропаткин в очередной раз 14 февраля 1923 г. обратился к губернским властям с просьбой «Наговское озеро предоставить техникуму для рыболовных целей». Одновременно усилия были приложены к развитию животноводческой базы, в которой стало насчитываться: 9 рабочих лошадей, стадо крупного рогатого скота ярославской породы и десять овец.
Положение техникума все же оставалось крайне тяжелым. В опустошительное для страны время урожай 1922 г. не смогли убрать, и он сгнил. 14 декабря 1923 г. Псковский губисполком принял решение сократить число учебных заведений. Закрыли и Наговский сельскохозяйственный техникум. Имущество и инвентарь передали в село Наумово (сегодня это Куньинский район Псковской области). Так появился Наумовский сельскохозяйственный техникум им. Карла Маркса.
Вместо закрытого сельхозтехникума создали Лебедевскую общеобразовательную школу II ступени, а А.Н. Куропаткина в связи с преклонным возрастом освободили от всех обязанностей. Это произошло 21 января 1924 г. – за год до кончины генерала. Так завершилась 15-летняя история сельскохозяйственного заведения, основателем, попечителем и консультантом которого был Алексей Николаевич Куропаткин.
Генерал не афишировал свой вклад в работу школы. Но однажды у него как бывшего помещика потребовали уплатить единовременный чрезвычайный революционный налог в сумме 70 тысяч рублей. Не выдержав, А. Н. Куропаткин подвел свой итог: «Мною внесено Псковскому губернатору 25 тысяч рублей на создание Наговской сельскохозяйственной школы моего имени. Для школы купил участок земли в 24 десятины за 4000 рублей и пожертвовал еще 4 десятины моего участка в Яблоново стоимостью в 2000 рублей. Затем прикупил для школы еще 14 десятин на 2600 рублей и 66 десятин в Никольском за 10 тысяч рублей. Купил еще 86 десятин лесной дачи на топливо для сельскохозяйственной школы…». Генерал оставил в стороне ежегодные расходы, как доплата в бюджет школы, помощь ученикам, проведение праздников и др. Столько страсти, желания и средств, вложенных генералом А. Н. Куропаткин в любимое свое детище, объяснимо только его беззаветной любовью к своей отчизне, которой он был готов служить и на военных постах, и как простой гражданин, несмотря на свой возраст и условия жизни.

Поделиться:

Для того чтобы добавить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

Возврат к списку